«Все вокруг колхозное».

В ходе работы над новой экспозицией по истории советского периода оказалось, что в 2014 год – юбилейный для темы колхозного строительства в СССР. В этом году исполняется 85 лет с момента выбора правительством страны курса, определившего жизнь российской деревни на многие десятилетия вперед: курса на сплошную коллективизацию. Эта дата стала поводом для публикации на сайте музея материалов из фонда фотографии Ярославского музея-заповедника, запечатлевших трудный путь становления первых колхозов Ярославской области в 1928-1929 гг. Среди запечатленных зданий колхозных клубов, жилых домов, свинарников, конюшен, сельских библиотек и школ, повествующих о быте советского крестьянина, много лиц тех, кого в социальной структуре советского общества выделяли в особую группу — колхозного крестьянства, или попросту колхозников. Под этим термином понималась группа населения, объединенная в колхозы (коллективные хозяйства) и «профессионально ориентированная на производство сельскохозяйственной продукции».

Большинство фотографий постановочны, идеологически выдержанны, но они передают дух того времени. На фото – передовики и колхозники-ударники, пахари и доярки, председатели и бригадиры; те, кого раскулачивали и те, кто раскулачивал. Притягивают взгляд лица, лица первых представителей особой социальной группы – колхозного крестьянства, прекратившей свое существование в начале 1990-х годов.

Начало формирования новой социальной группы колхозников было положено в 1930-е гг. проводимой в СССР политикой в сфере сельского хозяйства. Начавшаяся индустриализация требовала колоссальных капиталовложений. Главным их источником была признана деревня, которая должна бесперебойно снабжать промышленность сырьем, а города — практически бесплатным продовольствием.

7 ноября 1929 г. И.В. Сталин в статье «Год великого перелома», опубликованной в  газете «Правда» № 259,  определил форсированное колхозное строительство как главную задачу, решение которой уже через три года должно было сделать страну «одной из самых хлебных, если не самой хлебной страной в мире».

Под влияниям этой статьи,  Ноябрьский пленум ЦК ВКП(б) (10 ноября 1929 года) в своем постановлении «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства» в качестве первоочередной задачи провозгласил  курс на сплошную коллективизацию, что должно было заменить «кулацкое» производство хлеба на совхозное и колхозное.

Необходимо отметить, что объединения крестьян в различные формы хозяйствования существовали и ранее. Так,  в 1920 г. в Ярославской губернии существовало 42 коммуны, 193 артели и 34 товарищества по совместной обработке земли. Но во времена нэпа многие из них распались. На XV съезде ВКП(б) в 1927 году было принято решение о начале коллективизации и создании колхозов. Процесс шел крайне медленно. На конец  1928 года на территории Ярославского уезда было 15 колхозов и несколько совхозов, а на 1 октября 1929 года в Ярославском округе в колхозы объединились только 0,7% крестьянских хозяйств. Постановление ноябрьского Пленума ЦК ВКП(б) форсировало эту работу, и  к весне 1930 года в колхозы необходимо было объединить 38 % крестьянских хозяйств региона.

В область сплошной коллективизации попали Любимский и Ростовский районы современной Ярославской области. Ярославский район сначала не входил  в область сплошной коллективизации, но окружной комитет партии поставил задачу довести уровень колхозных хозяйств до 34%. Их решено было создавать вокруг старых колхозов: колхоза «Северный рабочий», «Коммунар», Коммуны «Молодая гвардия». К  1 марта 1930 года по Ярославскому округу было коллективизировано порядка 29,6 % хозяйств.

Для привлечения крестьян в колхозы проводилось большое количество массово-политических мероприятий: Дни урожая и коллективизации, съезды колхозников, агротехнические конгрессы, и т.д. В деревни направлялись инициативные и вербовочные бригады, агитаторы, разъяснявшие крестьянам преимущества коллективного хозяйства. В «Тезисах к докладу по коллективизации для агитаторов», вышедших в 1929 году в Ярославле (из собрания научной библиотеки Ярославского музея-заповедника) агитатор должен был разъяснить порядок начисления колхозникам заработной платы в соответствии с разрядами. В первый разряд входили  неквалифицированные работники: сторожа, няньки в яслях, чернорабочие; во второй – скотники, конюхи, кухарки, доильщицы. К третьему разряду относили  опытных полевых рабочих – пахарей, а к четвертому, наиболее высокооплачиваемому — трактористов, огородников, плотников, а также члены совета правления колхоза.

В начале 30-х гг. в качестве меры труда и главной формой распределения доходов в колхозах страны стал трудодень. Более квалифицированная или тяжелая работа могла оплачиваться по максимуму в три раза больше самой легкой и неквалифицированной. Больше всего трудодней зарабатывали кузнецы, механизаторы, руководящий состав колхозной администрации. Меньше всего зарабатывали колхозники на вспомогательных неквалифицированных работах. Оплата труда производилась преимущественно продуктами питания.

Большинство крестьян в колхозы шли неохотно. Добровольно вступали бедняки и батраки, другие записывались в колхоз под угрозой раскулачивания и выселения.

Раскулачивание и «освобождение колхозов от кулацкого, вредительского элемента» было главным методом давления на крестьян, не желавших вступать в колхоз. 30 января 1930 г. постановлением ЦК ВКП(б)  «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации»  было утверждено решение о ликвидации кулачества.

Секретная директива делила кулачество  на три категории: участников антисоветских движений; зажиточных хозяев, имевших влияние на соседей; всех остальных. Первые подлежали аресту и передаче в руки ОГПУ; вторые — выселению в отдаленные области Урала, Казахстана, Сибири вместе с семьями; третьи — переселению на худшие земли в том же районе. Земля, имущество, денежные накопления кулаков подлежали конфискации. Трагизм ситуации усугублялся тем, что по всем категориям были установлены твердые задания для каждого региона, которые превышали реальную численность зажиточного крестьянства. Ярославский губком партии в 1927 году определил, что кулаком является тот, кто платит налог свыше 80 рублей в год. Под этот показатель попадали и середняцкие хозяйства.

Жертвами этого постановления стали сотни тысяч крестьянских семей.  Из рассекреченной справки  ОГПУ о количестве раскулаченных и выселенных кулаков второй категории по районам СССР  от 13 июня 1930 г. следует, что из Ивановской промышленной области, в которую тогда входила Ярославская область, раскулачено было 321 808 хозяйств, из них 26,1 % крестьян выселено [Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. 1927-1939. Т. 2. Ноябрь 1929 – декабрь 1930 г. М., 2000. С. 485].

Самыми трудными годами для колхозов были 1930-1933. Колхозы должны были решить самые первые и трудные задачи: подготовки колхозных кадров, строительства скотных дворов, закупку сельскохозяйственной техники, подготовкой к севу. Ярославский регион специализировался на  молочном  и мясном животноводстве, выращивании картофеля и овощей. Особое внимание уделялось организации парниковых хозяйств, выгонке ранних овощей, т.к.  директива правительства предписывала «дать ранние овощи рабочему».

К концу первой пятилетки (1932 год) колхозы по всей стране уже объединяли 63,7% крестьян, а к концу 1936 года уровень коллективизированных хозяйств достиг  97% по Ивановской и Ярославской областям. К концу 1930-х годов абсолютное большинство крестьян вступило в колхозы, а единоличники превратились в небольшую маргинальную группу сельского населения.

Газеты конца 1930-х годов пестрели заметками об успехах колхозного строительства, повышении урожайности, надойности, о том, как растет «зажиточная, радостная и культурная жизнь колхозников». К 1937 году было заявлено о подъеме материального благосостояния колхозов, в том числе и в Ярославской области.

Официальные данные часто расходились с реальным положением дел. Ход и итоги коллективизации еще долго будут предметов споров и исследований. Сохранившиеся фотографии – один из способов представить, «как это могло быть».