1916 Война на истощение

1_mirovaya_42Полтора года кровопролитной войны не принесли победы ни одной из коалиций держав, но существенно изменили социально-экономическое положение государств — участников войны. Ярославский край встретил второй новый год в обстоятельствах военного времени. Чем дольше продолжался мировой конфликт, тем тяжелее становились условия жизни. Тем не менее, все еще популярным оставался лозунг — «все для победы!». Местная пресса писала: «Сила войск измеряется силой страны, а сила страны сплоченностью масс народа. Необходимо чтобы тыл, вся страна за линией фронта, был также силен, как сильны наши доблестные войска». Притом, что по сравнению с сельскохозяйственной переписью 1897 года число мужчин уменьшилось на 23 000, а работоспособных женщин оставалось 55 из каждых 100, были слышны призывы к деревне «меньшими силами сделать то же самое дело».

1_mirovaya_35

Убыль рабочих рук в деревне, незасев некоторой части полей осенью, угрожающий недосев весной привели к решению экономить свои запасы и перестать вывозить хлеб в другие губернии. Неурожай трав в течение двух лет, конские мобилизации, поставки мяса в армию и сибирская язва сказались на росте цен. Уже в феврале 1916 года было зафиксировано сильное поднятие цен на мясной и рабочий скот. Мясной подтелок, который до войны продавался за 25 рублей, шел теперь за 70—100 рублей; плохую рабочую лошадь, которую прежде можно было купить за 30 рублей, теперь трудно было купить и за 100. В это же время возник и «дровяной вопрос». Дрова подорожали за зиму 1915—16 гг. вдвое. Так цена на 12-вершковые березовые выросла с 11 до 22 рублей, обогатив тех из крестьян, кто заготовил их заранее.

Труд рабочих все чаще заменялся трудом военнопленных. Рассчитанные фабричные рабочие разбредались на заработки по деревням, но большей частью оставались в городе на поденных и сдельных работах. Перед уходом стали происходить трения между ними и хозяевами. Рабочие требовали увеличения заработной платы в связи с дороговизной. Источником последней был системный экономический кризис, связанный с поднятием цен на крупных рынках Рыбинска, Ярославля, Петрограда и Москвы. Бестоварье стало обнаруживаться еще к концу 1915 года, особенно сильно давая о себе знать в сельских местностях. Раньше других предметов первой необходимости исчез с рынка, как привозимый товар, сахар. Он стал первым продуктом нормированного распределения в новой карточной системе. За сахаром последовала мука и масло. В августе 1916 года в некоторых местностях губернии наблюдалось полное отсутствие хлебных продуктов.

1_mirovaya_32

Очередь за сахаром в магазин Перлова.
Из собрания Ярославского музея-заповедника

В этих условиях усилилась самостоятельная деятельность масс. Люди вынуждены были перейти на режим так называемого «самоснабжения». Под последним понимались все пути самостоятельного получения сельским и городскими обывателями «продуктов повседневного спроса» без помощи государства. Самоснабжение осуществлялось тремя способами: мешочничеством на черном рынке, воровством или продовольственными погромами и, наконец, с помощью кооперативной торговли. Война сильно повлияла на кооперативное движение в регионе. Кооперативы помогали бороться с дороговизной в городе и деревне, брали на себя поставки в армию продовольствия и фуража, а также заботу о семьях воинов и помогали беженцам. Однако, несмотря на все меры, к концу 1916 года цены на продукты питания и предметы первой необходимости, по сравнению с довоенным временем, выросли на 400—500%!Страх остаться без хлеба подкреплялся разговорами о «распутинщине», раздутыми сплетнями и слухами. К этому добавились недостаточный рост заработной платы, отсутствие продуктов, приостановка предприятий химической, деревообрабатывающей промышленности, фарфорового, канатного и колокольного производств, в связи с отсутствием сырья и топлива. К частой безработице квалифицированных рабочих, добавилось расстройство транспорта, невероятное количество мобилизаций и реквизиций, миллионы людей, оторванных от производительного труда и бездействующих в глубоком тылу армии. Антивоенные настроения стали захватывать солдатскую массу. В декабре 1916 года отказались ехать на фронт солдаты 209 запасного полка в Ярославле. Вызванные для подавления бунта роты 210 полка не стали стрелять в своих товарищей. Если в 1915 году в губернии прошло только 9 стачек, то в 1916 году — 23, а количество их участников доросло до 16 137 человек, то есть увеличилось в 4,2 раза. В 1916 году бастовали рабочие Романовской и Волжской мануфактур, свинцово-белильного завода Оловянишникова, лесопильного — Жакова, мельницы Галунова. По 10—15 дней бастовали все три табачные фабрики, трижды бросали работу на спичечной фабрике. В результате упорной январской стачки рабочих Ростовской мануфактуры были уволены все рабочие, а их лидеры отправлены на фронт. Острые конфликты произошли летом в главных железнодорожных мастерских Ярославля и Рыбинска. Стачки прекратились здесь лишь после применения закона военного времени и ареста десятков рабочих. На Большой мануфактуре пять раз происходили волнения, причем, трижды они заканчивались стачками.

Конфетные обертки периода Первой мировой войны. Из собрания Ярославского музея-заповедника.

К концу 1916 года практически ни один из корреспондентов газет, оценивая экономическую деятельность правительства, не находил добрых слов. На первой странице кооперативного земского журнала «Самопомощь» от 15 декабря 1916 года издатели констатировали: «Положение получается безвыходное, с одной стороны необходимо делать широкое, большое дело, связанное с поднятием производительных сил страны, а с другой нет средств, которые дали бы возможность приступить к этому делу. Таким образом, не говоря даже о том аргументе, что у нас нет людей, мы имеем дело с другим фактором — у нас нет средств…». Все эти явления послужили дополнительными причинами всевозрастающего раздражения населения и общественных сил.