1914 год больших надежд

1_mirovaya_1

Почтовая открытка «Прием на военную службу». 1914-1917 гг.
Из собрания Ярославского музея-заповедника

28 июня 1914 года сербский гимназист Гаврила Принцип, член националистической организации «Млада Босна», застрелил в Сараево наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. Событие произошло во время визита наследника в столицу австрийской провинции, вошедшую в империю Габсбургов в 1908 году. Австро-Венгрия предъявила ультиматум Сербии, который был частично отклонён; тогда Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Но за Сербию вступилась Россия, а за Австро-Венгрию — Германия. Началась дипломатическая переписка, а параллельно с ней мобилизация. Заработала система союзов, и «точка невозврата» была пройдена к июлю 1914 года.

1 августа (19 июля по старому стилю) 1914 года Германия объявила войну России. С этого дня для страны началась Великая Европейская война, названная в народе Германской, а на языке официальной пропаганды Великой Отечественной. Известие о начале войны вызвало большой патриотический подъем среди населения Ярославской губернии, выразившийся в массовых манифестациях, всенародных молебнах о победе русского оружия, началось устройство частных лазаретов, организация сборов пожертвований и вещей. Ярославский край, находясь в центральной части страны, вдалеке от театра военных действий, вновь выполнял функции прочного тыла, как это было в предыдущие войны. Губерния практически все годы войны, вплоть до начала разложения армии в 1917 году, исправно отправляла в армию солдат и ополченцев, многие из которых сложили голову на ее фронтах. В самом Ярославле и других городах располагались лазареты, пленные и беженцы, появление которых привело к учреждению Комитета помощи беженцам. Комитет занимался их статистическим учетом, размещением и помогал в трудоустройстве. Промышленность области перестроилась на нужды армии, рождая новые отрасли и основывая новые предприятия. Как ни парадоксально, именно в этот период интенсивно развивалась провинциальная культура, в том числе — среди низших сословий. Последнее выразилось в распространении народных театров, спорта, благотворительных инициатив, открытия и посещения библиотек и читален, увеличении тиражей дешевых изданий, в том числе выпускавшихся К.Ф. Некрасовым. Прошла серия благотворительных концертов и театральных постановок в театре имени Волкова. Начался пошив белья, отправка на фронт продуктов, теплых вещей, подарков к праздникам. Нехватка государственной помощи компенсировалась частной инициативой жителей города и губернии, особенно в деле помощи раненым. Итак, рассмотрим события внутри Ярославской губернии подробнее.

В двадцатых числах июля (по старому стилю) целой серией высочайших указов начинается мобилизация. Призываемые ратники были обязаны явиться в Управление Воинского Начальника (Вознесенские казармы). Следование ратников, живущих на расстоянии от города Ярославля далее 25 верст, производилось на подводах. Для этого ратники должны были явиться в волостное правление, откуда они перевозились на сборный пункт. Все учреждения и частные лица, у которых служили призываемые, обязаны были немедленно окончить с ними расчет и выдать свидетельства о воинской повинности. Все чины полиции офицерского звания и нижние чины подлежали отсрочке от призыва. В списке лиц, состоявших на службе при Городском Общественном Управлении и принимавших участие в мобилизации мы находим Строкина А. А., Востокова А. Н., Вахрамеева И. В., Кокурина Н. Д., Уланова И. И., Рачкова Н. И., Краморева В. П., Самойлова И. Б., Шумилина Н. А., Перцева А. А., Маныгина Н. А. За планирование и успешное проведение мобилизации впоследствии происходило награждение бронзовой медалью «За труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 г.». Всего за четыре года войны с территории Ярославской губернии было призвано более 130 тысяч человек.

24 июля губернатор граф Д. Н. Татищев (1914—1915 гг.) объявил Ярославскую губернию «в положении чрезвычайной охраны» или современным языком на военном положении. Это означало, что для населения действовал свод чрезвычайных, обязательных постановлений. Виновные в нарушении этих постановлений подвергались в административном порядке заключению в тюрьму или крепость сроком на 3 месяца или аресту на тот же срок, или денежному штрафу до 3 000 рублей. Из обычного судопроизводства был изъяты следующие категории дел, с передачей их в военный суд: за разбой, за умышленный поджог, «за умышленный поджог или иное умышленное истребление либо приведение в негодность предметов воинского снаряжения и вооружения и вообще сего принадлежащего к средствам нападения или защиты, а также запасов продовольствия и фуража». Наказание предполагалось и за умышленное повреждение телеграфного и телефонного оборудования, железнодорожных путей, подвижного состава, водоснабжения, за вооруженное сопротивление властям или полиции, за устройство стачек, за изготовление, приобретение или хранение взрывчатых веществ, за оскорбление полицейских, за самовольное возвращение в места, из которых были высланы. 26 июля приказом министра внутренних дел Н. А. Маклакова все германские и австро-венгерские подданные, числившиеся на действительное военной службе, подлежали немедленному аресту как военнопленные. То же распространялось и на запасные чины. Все они высылались с территории европейской России и Кавказа в Вятскую, Вологодскую, Оренбургскую губернию, а из Сибири в Якутскую область. Консулы, если не были заподозрены в шпионаже, могли вместе с семьями выехать за границу. Однако уже в августе это положение было отменено. В Ярославле и по всей империи домовладельцы, арендаторы домов, содержатели гостиниц обязывались в трехдневный срок сообщить местной полиции сведения обо всех проживающих у них германских и австрийских подданных.

Губернаторам, градоначальникам и начальникам областей Главное управление М.В.Д. рекомендовало проводить особую финансовую политику. Из городских смет необходимо было исключить расходы, не являвшиеся особо важными в условиях военного времени. На местные бюджеты ложились расходы по отоплению и освещению жилищ участников войны, призрению немощных членов их семейств, уходу за ранеными, а также санитарные меры для предохранения густонаселенных пунктов от инфекционных заболеваний и меры по удержанию цен на предметы продовольствия первой необходимости. Граф Татищев практически сразу издает обязательное постановление, воспрещающее «искусственное и недобросовестное поднятие цен на предметы продовольствия, на фураж, т.е. овес, сено, солому и на предметы воинского снаряжения». Из губернаторов, городских голов и старост создавались «Особые Совещания», оперативно занимавшиеся данными вопросами, а также регулировавшие подвоз по железной дороге предметов продовольствия, отопления и освещения, перевозку коммерческих грузов.

Согласно ходатайству Главного Управления Российского Общества Красного Креста было разрешено в различные учреждения ставить кружки для сбора пожертвований. Кружки по требованию высылались на места по почте из Главного Управления в Санкт-Петербурге. С 5 сентября Губернским Комитетом по оказанию помощи раненым было поставлено 40 кружек в магазинах, различных учреждениях и общественных местах Ярославля. Кружки стояли, например, в магазине С. В. Перлова, колбасной Работнова, гостиницах Кокуева и «Бристоле», магазине Сакина и парикмахерской Смирнова, пивной Ермолаева, Государственном банке, кондитерской фабрике Кузнецова и др. Жители городов и сел призывались делать пожертвования в пользу армии. Так, в конце августа из штаба Московского военного округа на имя губернатора Татищева пришло письмо с просьбой объявить «сердечную благодарность» крестьянину деревни Ушаково Никольской волости Михаилу Игнатьевичу Ланцеву за пожертвование на нужды армии 100 пудов сена. Жена потомственного почетного гражданина Ярославля Вахрамеева Екатерина Евграфовна лично ездила в действующую армию с теплым бельем для солдат.

Осенью в город Ярославль начали прибывать новобранцы в большом количестве (в сентябре более 7 тысяч человек). Всем им немедленно требовались помещения для расквартирования в черте города. Эти вопросы решались Городской Управой, которая вместе с Земской Управой заботилась и о жертвах войны — раненых и больных, и о захоронении на отдельных братских кладбищах, об их содержании и благоустройстве, и о лазаретах. Военнослужащие были расквартированы в следующих помещениях: Спасских, Вознесенских и Некрасовских казармах, гарнизонной гауптвахте, цейхгаузах за Романовской заставой. На содержание штабов, квартир, складов, казарм, конюшен Управа выделяла «квартирные оклады». В Ярославле и уезде было открыто 37 лазаретов, госпиталей и больниц. Вот некоторые из них: Вот некоторые из них: в глазной лечебнице (Приваловский лазарет), в бывшем ресторане Бутлера, в Казанском монастыре, в Кадетском корпусе, госпиталь при коммерческом училище, при казенном винном складе, при Ярославской Большой Мануфактуре, в селах Великом, Ильинском, Карабихе, при Норском посаде, Диевом-Городище, Бурмакине. В Мышкинском уезде работали земская больница и лазарет Общины Красного Креста. В Даниловском уезде земская больница, лечебницы в Вятском и Середе, лазарет при заводе Понизовкина. В Мологском уезде — земская больница, лазареты при городской лечебнице, при Бахиревской богадельне и Афанасьевском монастыре, при больнице в селе Некоуз и Брейтово. В Рыбинском уезде работали Биржевая больница, городской госпиталь, земская больница, 7 лазаретов. В Ростовском уезде располагались земская больница и 6 лазаретов в том числе при офицерском собрании города Ростова и при Спасо-Яковлевском монастыре. В Романово-Борисоглебском уезде работали два земских госпиталя, церковный госпиталь, лазарет при Романовской мануфактуре и при заводе Рагозина. Земская больница и лазарет Общины Красного Креста находились в Угличском уезде.

На государственную оборону в Ярославском уезде работали 24 предприятия. Паровая мукомольная мельница А. И. Вахрамеева поставляла муку для интендантства, а также располагала механическим отделением для обточки шрапнельных снарядов. Электромеханическое заведение А. Д. Петрова заготавливало исключительно на нужды армии солено-копченые мясные продукты. Свинцово-белильный завод Н. С. Сокрокина изготавливал «железные сальники… и оболочки для ракет». Кондитерская фабрика В. П. Кузнецова кроме основного продукта производила макароны. В 1916 году началось строительство Ярославского автомобильного завода Акционерного Обществ Воздухоплавания В. А. Лебедева, предполагавшего работу исключительно для обороны. Кожевенный завод «Наследники Г. М. Эпштейн вырабатывал кожу, обувь и амуницию также «исключительно для обороны», как и Табачная и Спичечная фабрики И. Н. Дунаева. Механическое отделение последней, кроме спичек, вырабатывала калибры, измерительные инструменты, запальные стаканы для снарядов. «Валяные сапоги и полушубки в количестве 5 000 и 2500 в месяц» производились на Валяно-сапожном и шубном заводе Н. М. Корнилова. Амуниция, сумки, патронташи и вещевые мешки, от 5000 до 6000 штук в день вырабатывала Амуничная мастерская Товарищества Романовской Льняной Мануфактуры (угол Духовской и Власьевской улиц Ярославля, д. 104/50). Бесплатным освещением всех лазаретов в Ярославле и подачей трамвайных вагонов для перевозки раненых занималось Управление Ярославского трамвая и освещения, управляемое Бельгийским Анонимным обществом. До 100 ящиков для снарядов в день собиралось в Дерево-обделочной мастерской Корзина, Пятакова и Соловьева и до 30 ящиков в мастерской Д. П. Семенова. На нужды фронта работали и Чугунно-медно-литейный и машиностроительный завод Я. Якобсона и Г. Лившица, Сапожноваляные заводы Н. В. Шаброва и Т. З. Разводова, Фабрика валяной обуви Д. Н. Байбородова, Механическая фабрика П. Д. Львина и др.

Стоит упомянуть и заводы Рыбинского уезда — 26 единиц, работавших на оборону страны. Починкой и производством судов занималось Товарищество братьев Нобель. Ящики и другое оборудование выпускали Лесопильные заводы Полежаева, Буренина, братьев Щербаковых, Медведева, Цветова. Химическое производство было налажено на заводе Литериха и Штрауха в Копаеве. Кроме того в Рыбинске располагалась сеть мельниц (Латышева, Саловых, Тропских, Расторгуева и др.), бумажные фабрики, склады керосина и нефтепродуктов. При селе Иванове был заложен автомобильный завод «Русский Рено». В остальных городах губернии также производилась полезная продукция. Даже Мологская низшая ремесленная школа силами учеников изготавливала головки шрапнелей, ружейные бомбометы, оболочки ракет, ракетницы, стремена, инструменты для армии и части мостов полевого телеграфа. В августе-сентябре 1914 года на Юго-Западном фронте развернулось ожесточенное сражение — так называемая «Первая Галицийская битва». В результате этого сражения пять русских армий общей численностью около 700 тысяч человек нанесли крупное поражение четырем австро-венгерским армиям и двум оперативным группам, чья численность превышала 830 тысяч человек. Линия фронта переместилась на территорию противника — русские войска захватили значительную часть Галиции, в том числе Львов, почти всю Буковину, осадили мощную крепость Перемышль и вышли к Карпатам. К концу 1914 года вся политика и все общественная жизнь определялись войной. В свой водоворот она захватила огромные массы, постепенно разрушая привычный образ жизни. Вначале война вызвала высокие патриотические чувства у жителей страны, стремление защитить свое Отечество, всеми способами помочь армии и солдатам. Война очень сильно укрепила власть, как единственную серьезную опору в тяжелое время испытаний. В новый 1915 год жители Ярославского края вступали с надеждой на скорое и победоносное завершение войны, возвращение к нормальной жизни.